Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта


21.01.2020

Простая история одной судьбы

В любом рассказе о чьей-то судьбе есть повествование о собственной истории, причудливо вплетенной в чужую сюжетную нить. Каждый раз, узнавая жизненные перипетии человека много видевшего, невольно сравниваешь себя, сегодняшнего, с рассказчиком, пытаясь понять, а смог бы ты выдержать испытания, выпавшие на его долю. 

          А на долю поколения 90-летних выпало немало….

          Елка, мандарины, хлопушки, подарки от Деда Мороза– это воспоминания нашего детства, неразрывно  сопровождающие нас по жизни. А что было тогда, когда сугробы были выше, морозы –трескучее,  валенки – одни на троих, по телевизору не транслировали голубых огоньков ввиду отсутствия самих телевизоров, а наше появление на свет не было запланировано еще не родившимися родителями?

          А тогда все равно было весело, потому что для счастливого детства не нужно конкретной исторической эпохи и особых условий, детство – это когда радостно от того, что снег за окном, но хорошо и когда его нет, когда много конфет в шуршащих обвертках, но подойдет и холодная сосулька вместо леденца. Детство – это когда тебе хорошо вне зависимости от любых обстоятельств и, пожалуй, это единственное время, когда мы по-настоящему умеем быть счастливыми.

          Шел 1929 год. В декабре месяце в семье Толкачевых пополнение – дочь Нина, долгожданный первенец. Потом появятся на свет  еще брат и две сестры, в доме станет шумно, как и должно быть в любой многодетной семье, но слово отца и матери всегда было законом для неугомонной детворы.

          Нина помогала смотреть младших и управляться с домашними делами, ходила в школу, успевала  побегать с подружками и ее село, Старая Гута, окруженное бесконечным лесом и бескрайним полем казалось ей чудеснейшим из мест, хотя бы потому, что люди здесь добрые, небо – высокое, а земля – щедрая.

 Мать научила Нину ткать и вышивать, да и все домашние премудрости стали подвластны ей с годами, а дети в многодетных семьях взрослеют рано.  Так они и жили, хлопоча по хозяйству,  не ропща на проблемы, да и не знали люди в селе, что такое хандра, когда домашняя живность хочет есть,  зелень на грядках с упреком смотрит на пытающие прорваться сквозь земную твердь сорняки, воду нужно наносить, дрова – наколоть, а сено – согрести.

А потом была война…  Ее объявление изменило все: воздух сжался до состояния натянутой пружины, в глазах взрослых появились решимость и боль одновременно и это чувствовали даже дети, замечавшие, как вдруг внезапно стали серыми лица их родителей.

Когда село было  оккупировано, семье Толкачевых часто приходилось прятаться в лесу от расправы,  угонять корову-кормилицу подальше от села, бросая дом и уходя, в чем есть. При отходе немцы подожгли несколько хат и сгоревшие документы о рождении детей пришлось восстанавливать уже после войны.

Но Толкачевы выжили и также не ропща, отстроились, трудились в поле и дома, вот только Нине уже больше не довелось ходить в школу. Ей удалось окончить  четыре класса и главным учителем  для нее стала сама жизнь.

В то время, когда молодые люди  начинают обращать внимание друг на друга и складываются пары, Нина по-прежнему много работала в полеводческой бригаде и дома,  помогая поднимать младших. Да и на танцы особо ходить было не в чем, потому что единственная справная обувь была одна на троих.

Только к 30 годам она начинает задумываться о собственной семье, да, наверно, так и нужно было, чтобы Нина повстречала  человека, с которым можно идти по жизни, в более осознанном возрасте. Когда их, молодых девушек отправили чистить снег в   Унечу, в ПЧ, она познакомилась с добрым и душевным парнем – Петром Могильным, который стал ее спутником жизни. Вместе они прожили 50 лет.

 У молодой семьи появились дети и жить они стали в с.Робчик, где у Петра от родных остался небольшой домик. Но потом вернулись в Старую Гуту, купили дом, достроили и с 1976 года стали жить неподалеку от родителей Нины.

Деревенские семьи крепки связями поколений. Теперь уже Нинина мама помогала растить внуков постоянно работающей дочери. Вместе  с детьми она ходила в лес по грибы и ягоды, а когда бабушке Груне, как называли ее внуки,  удавалось продать их излишки на рынке, она привозила детям мороженое. Рукоделица Нина шила детям одежду, пекла пироги, вкусно готовила и  непонятно было, откуда  у нее берется столько сил управляться по  хозяйству, заниматься домом  и огородом, да еще не забывать сказать доброе слово соседкам.

А все, наверно, потому, что каждый в семье знал свои обязанности, включая детей. Старший сын Нины Федоровны Толкачевой, Петр, носил воду в дом, дочь Надя – кормила цыплят, а хозяйство в семье было большое – корова, конь, поросенок, утки куры. Младшая дочь Лена, как и все последыши, была подспорьем старшим. Такой уклад в доме сложился  благодаря хозяйственной и рассудительной Нине Федоровне. 

Как вспоминает ее младшая дочь Лена, отец, Петр Прокофьевич,  всегда поддерживал мать и жили они в любви и согласии, хотя может и не применяли по отношению к себе таких громких слов. Но ощущение крепости, сложившееся у детей в детстве и сопровождавшее их по жизни, говорит само за себя. Стать надежной и крепкой опорой для детей могут только любящие и мудрые родители. И кстати, присказка о том, что близкие друг другу люди становятся похожими друг на друга, имеет к ее родителям непосредственное отношение.

Пронеслись годы, которые Нина Федоровна не считала и не замечала.  Дети давно стали взрослыми. Повзрослели  внуки, которых у нее шестеро, появилось на свет пятеро правнуков.  Большим горем стал для  нее уход из жизни Петра Прокофьевича,  но  дети, разъехавшиеся по свету, по-прежнему не забывают мать. Петр, живущий в Новгороде и Надя, обосновавшаяся в Ставропольском крае, через день звонят Нине Федоровне, часто приезжают погостить. Лена, оставшаяся жить в Унече, постоянно проведывает маму, которая и сегодня остается для нее главным человеком в жизни.

В день 90-летнего юбилея Нину Федоровну Толкачеву поздравили глава Унечского района Шатоба М.А., глава Старогутнянской сельской администрации Крутикова Е.Н., секретарь  районного Совета ветеранов войны труда и правоохранительных органов Наумцев В.А. Не забыли именинницу и многочисленные родные этой простой и доброй женщины.

Рассказывая о 90—летних юбилярах  всегда удивляешь тому, что истории об их сложных и тяжелых судьбах получаются столь незатейливыми. Наверно, причина этому кроется в том, что люди этого поколения спокойны и мудры, стойки и терпеливы. Они видели смерть, слышали разрывы снарядов, знают, что такое голод и тяжелый труд,  Входя в зрелый возраст, они словно лети, доверчивы, обидчивы и ранимы, но тем и ценнее их опыт для нас, которым предстоит еще долго идти по жизненному пути. Умение сохранить в себе чистоту ребенка, несмотря на прожитые годы, - большой дар.

 И хотя Нина Федоровна встречала много зим и весен и под новогодними елками, которые они с Петром Прокофьевичем ставили для своих детей уже лежали настоящие подарки с конфетами и мандаринами, но бесснежными зимами вспоминает она огромные ели в лесу, искрящийся снег, потрескивающий  под ногами и все чаще возвращается туда, где родители были молодыми, деревья – большими, а жизнь – бесконечной. Этот путь тих и неприметен и, идя по хрупкому мосту между двумя мирами,  мы берем с собой в дорогу подаренную кому-то доброту, оказанную помощь, сказанное слово поддержки и только это делает наш путь легче.

Старые люди знают об этом, пытаясь поведать  нам, пребывающим в суете: быть нужно добрее и терпимее, не откладывать жизнь на завтра, по возможности помогать друг другу, что, в общем-то   не так и трудно. Но этот урок, который выучили они,  так и остается не понятым нами, дни которых неумолимо уменьшаются, с каждым новым закатом говоря: «Торопись, жизнь быстротечна…»